?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вроде как отчёт, хотя про то, чего не игре не было, там дофига.
Текст исключительно для памяти мне, поскольку мне самой что-то зашла придуманная про персонажа история.
Вообще там дистиллированный ОБВМ, не подобающий человеку военному, изложенный в псевдохудожественной форме. Ну, я предупредила.


Из личного дела офицера Корпуса Морской пехоты Мантикоры Э. Безансон:
1907 - перевод на КрТ "Безупречный", капитан - Р.А. Саммерваль
1909 - присвоено звание майор. Перевод на КрТ "Стальной кулак", капитан - М. Оверстейген
1911 - понижена в звании до лейтенанта по решению трибунала
1912 - назначение на ТЛАК "Золотая лань", капитан - коммодор Д. Янковский


Стоя бесконечные вахты, я вспоминала 1908 год. Вернуться бы на "Безупречный" - в час, когда мы вместе с хевенитами пили за общую победу, взяв базу работорговцев, снова спорить до хрипоты с Холдейном о том, кто же командовал совместной десантной операцией (хотя все и так знают, что майор Юнг), и обняться, предварительно пробив в табло, и за миг до прощания воскликнуть - "остановись, мгновенье, ты прекрасно!.."
Но нет возврата в прошлое, трибуналы прошли, разбитое не склеить, и "Безупречный" угроблен моим нынешним капитаном.

- Лейтенант, я прибыл сюда недавно и еще не читал ваши личные дела. Расскажите мне о себе то, что считаете нужным.
- В 1901-1910 годах я служила в корпусе морской пехоты, сэр.
Что я ещё могу сказать? Всё остальное написано в моём личном деле. Даже может потребовать объяснений по прочтении. Даже, может быть, их получит.

Из личного дела офицера Корпуса Морской пехоты Мантикоры Э. Безансон:
1908: "Капитан Безансон во время штурма базы работорговцев проявила себя хорошо. Она чувствует большую, в том числе и эмоциональную, ответственность за своих подчиненных. Подчиненные в итоге ее любят, но в определенной ситуации такое неотстраненное отношение может стать недостатком".
Капитан КрТ "Безупречный" Р.А.Саммерваль


- Готова заступить на вахту, сэр.
- Заступайте. Пойдите разбудите взвод Б - я разрешил им спать, поскольку всё спокойно - пусть сдадут оружие, вы возьмёте, и заступайте.
Взвод Б. Сопляки и мутные личности - перебежчик с Хевена Петерс и просидевшая в плену у хевов 6 лет Крайтон. И с чего бы мне их жалеть?! Но я сейчас, кажется, буду оспаривать приказ.
- Прошу прощения, коммандер Симадзу, сэр! На вахту сейчас все равно заступаю я, будить их никакого смысла нет - пусть спят, потом они могут и не иметь такой возможности.
Коммандер вздыхает.
- Хорошо, только оружие у них заберите и сдайте за них.
...
- Они проснулись, когда вы забирали у них оружие?
- Никак нет, сэр! Можно потом объявить им за это выговор, но пока пусть они спят.
Коммандер вздыхает вторично.

Огонь. Огонь. Огонь. И враги вокруг.
- Вперед, ребята, прорываемся! Мы прорвёмся!
Рук и ног не чувствую уже давно. Бегу и стреляю, стреляю и бегу. Мои бойцы падают вокруг меня, но прикрывают, прикрывают... Сколько их уже здесь полегло? Половина? Больше?
В спину бьёт нечеловеческая сила и сбивает меня с ног.
Мы прорвёмся... не сдаваться... вперёд...
Кровь во рту мешает отдавать приказы.
Мой зам тащит меня на руках к кораблю. Зачем?!

- Очень жаль, что он не пристрелил меня тогда, как ты командира эскадры, Дик.
- Твои вышли, Эжени. Не жалей о тех, кто выжил. Мы-то могли все остаться в Талботе.
Разговор двух друзей детства после трибуналов, перед тем, как снова разойтись в разные стороны.


В операции против тупых пиратов я единственный раненый. Легко. В голову. Конрад Сикорски лукаво вопрошает: "Опять?!" Вся кают-компания ржёт, я показываю Сикорски кулак и тоже смеюсь. А ведь еще недавно казалось, что улыбаться я больше не умею.
"Безансон, голову убери!" Надо же, все помнят ещё эту историю с урока абордажа в ВШО. А столько воды утекло...
Впрочем, на этом корабле собралось рекордное количество людей из делегации Мантикоры в Соларианскую лигу в 1901 году.
И не только Мантикоры.
И, как вскоре выясняется, не только на этом корабле.

"Юрий Гагарин" - хевенский корабль. Засечён нами недавно. Того же типа, что и мы - ТЛАК.
Когда сильный с сильным лицом к лицу у края земли встаёт...

Берем на абордаж хевенский ЛАК. Кладу двоих. Беру одного из них в захват - он сопротивляется и чертыхается, и я узнаю масадца, на котором я отрабатывала захваты на уроке рукопашного боя в ВШО.

Один из наших ЛАКов тоже был абордирован. Экипаж сдался по приказу капитана. В пространстве Андерманской империи произошел обмен пленными. Наши офицеры выглядят нормально, но...
- У них есть информация о нашем корабле.
Понимаю всё и сразу.
- Их пытали. Сволочи.

Они успели поубивать наших пленных, но беглого взгляда достаточно, чтобы понять, что с ними делали до этого.
- Расстрелять.
- Но мэм... простите... Денебские соглашения... они же сдались в плен...
- Денебские соглашения?! А эта мразь выполняла какие-то чертовы соглашения, по-вашему?! Расстрелять всех, капитан, что вам непонятно в приказе?
Масадцы падают, изрешеченные пулями.
- Группа Б - майору Безансон. Мэм, это засада, здесь до черта хевов! От столкновения нам уже не уйти! Что делать, мэм?
- Мостик - десанту. Немедленно отступайте на корабль, подтвердите, как поняли, немедленно отступайте на корабль!
- Передает группа Б, ведем бой, нас окружают!
- Майор Безансон - группе Б. Продержитесь до нашего подхода, идём на соединение с вами.
...
- Мостик - майору Безансон. Немедленно отступайте на корабль. Как поняли, подтвердите.
- Мэм, мы держимся, но мы почти окружены, несем потери!
- Майор Безансон, немедленно отступайте с имеющимися силами к кораблю! Это приказ!
- Мы окружены, мэм, их тут слишком много, несем большие потери..
- Отступайте, отступайте, майор, их уже не спасти, там сильно превосходящие силы, отступайте на корабль, это приказ, немедленно отступайте!
Хевов там и впрямь превосходящие силы. Еще как превосходящие...
- Связь с мостиком игнорировать. Вперёд, в атаку!


На базу, куда мы пришли за сан-мартинским адмиралом, Хевен успел раньше. Но войти-то можно, надо ещё и выйти...
Из двери высунулся один, второй... Нажимаю на спусковой крючок, оба падают. Один остается лежать перед дверью, вторую втаскивают внутрь, она стонет и ругается.
- Мантикора! Здесь все мертвы! Давайте разойдемся миром!
Тишина.
Конечно, вы все здесь ляжете.
- Мантикора! Кто командует? Не будем класть ваших и наших, разойдемся! У нас раненые!
- Командует лейтенант-коммандер Янаков. Выйдите с поднятыми руками и представьтесь.
- Янаков, это Стрейт! Помнишь меня?
Еще один знакомый по ВШО.
- Если вы сложите оружие, тотчас уйдете и не будете препятствовать нам в осмотре базы, мы не будем в вас стрелять. Даю слово офицера.
Изнутри доносится знакомый голос: "Давайте прорываться!" Что это Холдейн не командует операцией, его что, тоже понизили?..
- Нет. Это бессмысленно. Янаков, мы согласны!
Звук складываемого на пол оружия.
- Не стреляйте!
- Не стрелять.
Хевы беспрепятственно уходят во тьму, отягощенные своими ранеными.
На базе действительно все мертвы. Кто из трупов адмирал - не очень понятно.
На площадке, откуда нас должен забрать наш корабль, снова сталкиваемся с хевами. Янаков зачем-то решил доложить о них на мостик, разумеется, сразу же поступает приказ брать их в плен... Думайте теперь, сэр.
Думал командир ровно то время, чтобы Хевен успел подобрать свой десант раньше. Не думаю, что случайно.
- Для меня честь служить под вашим началом, сэр, - говорю я и жму ему руку.

Из новостных сводок, 1910 год.
Операция по налёту на тыловую хевенскую базу "Бурбон", осуществлявшаяся осенью 1910 года провалена, высаженный десант потерял более 2/3 личного состава. КрТ "Стальной кулак", осуществлявшему налёт, удалось уйти от хевенских кораблей практически неповреждённым, что объясняется исключительно высоким профессионализмом капитана: враги успели подойти на такое расстояние, что оторваться от них было крайне сложно.
По результатам операции под трибунал отправлена командовавшая десантом корабля майор Э. Безансон. Ей предъявлены обвинения в неподчинении приказу, повлёкшем тяжкие последствия, а также в нарушении Денебских соглашений (расстрел пленных без суда).

- Не парься, Эжени, судом больше - судом меньше... Главное - суд своей совести.
Чтобы этот суд не приговорил меня к расстрелу, я и занимаюсь периодически инженерным делом. Проводочки успокаивают.


- Я разведчик, мне положено всегда во всех сомневаться.
- Понимаю вас. Я не сомневаюсь только в двух людях. И их нет на этом корабле.
- Я тоже, это мои мама и папа.
- Интересно, сколько из того выпуска ВШО не дожили...
- НЕ НАДО! - вся кают-компания хором.
- Второй помощник, идите спать. Это приказ капитана.
- Если что, я применю к вам физическую силу.
- Посягательство на старшего по званию!
- Идите, идите уже! - снова хором. В захват решила все-таки не брать, но выпихнула за дверь. За дверью стоял капитан, оглядел нас скептически.
- Сикорски, налей мне, что ли.
- Лейтенант, налейте просящему!
- Корабль - живое существо...
- И зачем наш капитан угробил "Безупречный"...
- Лейтенант, а вы тоже спать шли бы. А то взвод А у нас и так в каждой бочке затычка.
- Да, пожалуй, стоит это сделать.

Во сне вместо огня и смерти - 0-0-0-1-1-0-1-0-0-0-0-1-0...

Красная тревога. Идёт бой. Первая готовность десанта.
Рядом с нами гремит взрыв. Откатываюсь, замечая краем глаза, что остальной взвод А падает, израненный осколками... Оперативно оттаскиваем их в медблок, на обратной дороге слышу с мостика "Идём, идём... залп!" голосом, показавшимся знакомым. Мне недавно пришло письмо от Саммерваля о том, что они собираются лететь на соединение с нами, но после никакой информации не поступало... Показалось, видимо, в конце концов, у всех капитанов в горячке боя сорванный голос.
Уточню при случае. Случаем оказывается второй помощник Гаррет.
- Что происходит в данный момент в космосе, сэр?
Он говорит что-то крайне невнятное.
- Доложите обстановку как следует, сэр!!! - ору я.
Ох и вставят мне за нарушение субординации... Но Гаррет подбирается и докладывает обстановку. Что мы не можем двигаться, еще что-то слабоутешительное...
- Есть ли в обозримом пространстве еще корабли, кроме "Гагарина"?
- Нет.
Значит, ещё не долетели.
Готовимся к абордажу.

Операцией по абордажу "Юрия Гагарина" теперь командую я. Десанта не хватает явно, добровольцев - хоть отбавляй. Под моим началом старпом, второй помощник, начальник механиков Джоанна Уинтон... Загнав мысль о прошлом куда-то в подошву ботинок, пытаюсь объяснить им, как действовать.
Янакова откачали в медблоке. Ценой жизни сублейтенанта Хернс, кажется. Я не могу спрашивать о таком... Но он снова с нами.
К абордажу, впрочем, больше не готовимся. Всех добровольцев отправили с оружием по своим постам...
На корабле что-то трясется, взрывается, отказывает. Каждую минуту кто-нибудь из экипажа падает раненым или без сознания. Мы таскаем. таскаем, таскаем их в медблок. Пленные хевениты спокойны, будто вокруг них этого ада не происходит. Что-то говорят про эвакуацию. Никуда я не буду эвакуироваться.
Пол резко уходит из-под ног, и воздуха перестаёт хватать.

- Лейтенант Безансон. Констатация смерти - 8.17. Это через три минуты.
На грани сознания мелькает слово - диверсия...

Всего в двух людях я не сомневаюсь, и их нет на этом корабле.
Капитан Майкл Оверстейген. Капитан Ричард Саммерваль.


Взрыв.

***

Стихи, присланные мне в письме моим другом капитаном Саммервалем.
Надо было бы их прочитать на похоронах, но я тупанула и не переписала их в книжечку сразу.

Неправда, друг не умирает,
Лишь рядом быть перестает.
Он кров с тобой не разделяет,
Из фляги из твоей не пьет.

В землянке, занесен метелью,
Застольной не поет с тобой
И рядом, под одной шинелью,
Не спит у печки жестяной.

Но все, что между вами было,
Все, что за вами следом шло,
С его останками в могилу
Улечься вместе не смогло.

Упрямство, гнев его, терпенье —
Ты все себе в наследство взял,
Двойного слуха ты и зренья
Пожизненным владельцем стал.

Любовь мы завещаем женам,
Воспоминанья — сыновьям,
Но по земле, войной сожженной,
Идти завещано друзьям.

Никто еще не знает средства
От неожиданных смертей.
Все тяжелее груз наследства,
Все уже круг твоих друзей.

Взвали тот груз себе на плечи,
Не оставляя ничего,
Огню, штыку, врагу навстречу
Неси его, неси его!

Когда же ты нести не сможешь,
То знай, что, голову сложив,
Его всего лишь переложишь
На плечи тех, кто будет жив.

И кто-то, кто тебя не видел,
Из третьих рук твой груз возьмет,
За мертвых мстя и ненавидя,
Его к победе донесет.

(с) К. Симонов

Comments

( 17 comments — Leave a comment )
lionkingst91
Sep. 11th, 2013 07:35 pm (UTC)
Для тебя - Алан Сикорски.
maethor_xopek
Sep. 11th, 2013 07:36 pm (UTC)
Это отстранение или наоборот?
lionkingst91
Sep. 11th, 2013 07:37 pm (UTC)
Наоборот.
lionkingst91
Sep. 11th, 2013 07:37 pm (UTC)
Ну и да, налить тогда я не мог физически.
rendam
Sep. 11th, 2013 08:07 pm (UTC)
1908 как многое в этом году слилось для меня.
Отличный отчет, очень эмоциональный. Я думал, что меня совсем отпустило, но в процессе чтения опять накатило.

Спасибо за игру, особенно первую часть. Нас было двое, которые выбрали сильный стиль.
lionkingst91
Sep. 11th, 2013 08:09 pm (UTC)
Вообще - больше.
maethor_xopek
Sep. 11th, 2013 08:19 pm (UTC)
Там просто на какой-то рукопашке был прекрасный момент, когда вызвали выбравших сильный стиль, и вперед шагнули только мы с Холдейном. И научились медитировать)
lionkingst91
Sep. 12th, 2013 04:26 am (UTC)
Я помню)
maethor_xopek
Sep. 11th, 2013 08:13 pm (UTC)
Да. Мне ужасно, просто ужасно жалко, что не пересеклись на второй части как следует %(
Тебе спасибо в том числе и за разруливание проблем абордажа перед игрой)

А что там для тебя слилось в 1908?
rendam
Sep. 12th, 2013 06:22 am (UTC)
Окончание операции "Гранит" и абордаж КРТ "Сокол".
Если не считать операцию против Мезы.

Edited at 2013-09-12 06:22 am (UTC)
heithell
Sep. 11th, 2013 09:52 pm (UTC)
Спасибо.
maethor_xopek
Sep. 12th, 2013 11:48 am (UTC)
Вам спасибо, мэм.)
tellegil
Sep. 12th, 2013 06:13 am (UTC)
Спасибо за отчётъ! Онъ очень сильный
cammoriste
Sep. 12th, 2013 01:13 pm (UTC)
>- Лейтенант Безансон. Констатация смерти - 8.17. Это через три минуты.
>На грани сознания мелькает слово - диверсия...

Ну что я могу сказать... как медик я считал, что ты без сознания и эти три минуты после остановки сердца мне тебя нечем реанимировать. Как игрок я понимал, что игра уже закончена...
В остальном да - диверсия.
maethor_xopek
Sep. 12th, 2013 01:40 pm (UTC)
Просто ну очень странно выглядело - подходишь, ничего не делаешь, уходишь, констатируешь смерть. А когда ты сказал "после игры всё объясню", я так и подумала - ну, расскажет, что чей-нибудь там агент))

Как игрок после данных объяснений понимаю всё, ситуация с медициной была жуткая.
cammoriste
Sep. 12th, 2013 02:11 pm (UTC)
сейчас просмотриваю ситуацию в голове и понимаю, что да, косяк с моей стороны.=\
Извини.
Агент чей-нить не остался бы в медблоке до взрыва.) ИМХО
maethor_xopek
Sep. 12th, 2013 02:23 pm (UTC)
Тупая пихота не думает, особенно придя на миг в сознание)))

да ничего. конец игры, на взводе были все.
у персонажа вообще полно непоняток, которые я знаю как игрок)
( 17 comments — Leave a comment )