?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

стихи?

Ладно, с желанием писать стихи я пока борюсь. С желанием читать - хуже))
Покидайте мне в комменты своих любимых стихов?
Вот вообще больше никаких границ не ставлю.

Comments

( 21 comments — Leave a comment )
principe_nav
Mar. 26th, 2014 08:13 pm (UTC)
Безумие, как черный монолит,
Ниспав с небес, воздвиглось саркофагом;
Деревьев строй подобен спящим магам,
Луны ущербной трепетом облит.

Здесь вечный мрак с молчаньем вечным слит,
С опущенным забралом, с черным стягом,
Здесь бродит смерть неумолимым шагом,
Как часовой среди беззвучных плит.

Здесь тени тех, кто оскорбил
Богохуленьем замыслов безмерных,
Кто, чужд земли видений эфимерных,

Зла паладином безупречным был;
Здесь души тех, что сохранили строго
Безумный лик отвергнутого Бога.

(с) Эллис
tavia_
Mar. 26th, 2014 08:17 pm (UTC)
Лучший способ победить - поддаться :)
Я, как известно, не очень люблю стихи, но обожаю "пирожки".
А почти все, что меня в последнее время тронуло, живет тут: http://users.livejournal.com/tavia_/tag/%D1%87%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%B5%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%B8

А из любимых сейчас - это http://users.livejournal.com/tavia_/1677548.html#comments

Edited at 2014-03-26 08:18 pm (UTC)
lionkingst91
Mar. 26th, 2014 08:40 pm (UTC)
http://www.flibusta.net/b/9095/read (но по ссылке форматирование уехало к чертям, оно должно быть совсем другим.. впрочем эти стихи легко найти в любом источнике).


А что плохого в желании писать стихи?
kairwendis
Mar. 26th, 2014 09:29 pm (UTC)
Это невероятно сложно выбрать!
Поэтому навскидку:

Узловатую нитку дороги смотаю в клубок
И в карман положу до исхода осеннего дня.
Кто подарит мне спелое яблоко - розовый бок,
Кто полюбит меня?

Скоро зимнее утро начнется с удара под дых,
Под периною свадебной пальцы застынут во сне,
Станет трудно тебе, молодому, в Земле молодых
Вспоминать обо мне.

Скоро кончится темное пиво на нашем столе,
Наливаешь - успей пожалеть, что осталась живой.
Слышишь, кони чужие идут по замерзшей земле
Над твоей головой.

(с) Ханна



Как только вышла ночью в сад красавица Мадлен,
Один пират зарыл свой клад у ней между колен.
Не аметист и не гранат, не золотой браслет -
Он дал ей то, чем был богат пират в семнадцать лет.

Мадлен сказала: "О-ля-ля! Засунь свой клад в штаны!
Набита золотом земля, а мы с тобой бедны.
И если хочешь спать со мной, а не с куском бревна,
Разрой лопатой шар земной до золотого дна".

Ответил парень: "О-ля-ля! Не подкачай, Мадлен,
Когда завертится земля между твоих колен!
Смотри, чтоб не пришлось будить мне прелести твои,
Когда приду в тебя всадить всё золото земли"

Он застегнул ремень тугой, и в ночь уйдя как тень,
Вернулся через век-другой, и расстегнул ремень.

"Эй, выходи из гроба в сад, красавица Мадлен!
Я золотой зарою клад между твоих колен.
Сейчас всё золото земли всажу в твой прах пустой.
Смотри, меня не обдели ты грудью золотой".

Мадлен сказала: "О-ля-ля! Заткнись пучком травы!
Набита мертвыми земля, и мы с тобой мертвы.
Так не валяй же дурака, и застегни ремень.
Земле отпущены века, а нам лишь ночь да день.

Юнна Мориц
kairwendis
Mar. 26th, 2014 09:30 pm (UTC)
и еще...
Возьмите в руки, родная моя, глобус голубой
И путешествуйте карандашом, огибая рябой прибой;
И путешествуйте карандашом в северные моря,
Где траурным кораблем враспах летит тоска моя...
Где носом к носу, как два петуха, гребни пургою промыв,
Чукотка с Аляской рвутся в бой, но их разделяет пролив;
Где много дней солнца нет, и часто луны нет;
И тюленьи отдушины вихрь вмиг зализывает, как след;
И только изредка, в те часы, когда отойдет пурга, в полгоризонта Великий Олень зажигает свои рога.

Здесь много дней солнца нет. Здесь край ледяной синевы.
Здесь живут голубые песцы, обаятельные как вы....
Здесь под перьями зари, чернеющей на лету,
Гренландский медведь с жировым горбом
идет в Россию по льду.
Здесь моржи, заплывая весной, подымают свадебный вой
И, как боксеры, дерутся в кругу бивнями и головой.
Здесь ребра кита и его позвонки находят посмертный приют
И недопески у китобоев градусники крадут.Вот тут то в дымных дырищах, похожих на шарабан,
Покрытых кожами моржей, гулкими как барабан,
В округлых ярангах, лишенных окон и дверь которым чужда,
Обитает народ - наивный как миф, и опытный как нужда.
Немало буйных кораблей к себе привлек этот край,
Чтобы, как нежную виолончель, послушать песцовый лай;
Чтобы скорей вернуться домой к матери- видит Бог!
Чтоб умереть, поймав ненароком удар клыка в бок;
Чтобы за пенье мокрых вант и трудный скрип рей
Перечеканить в серебро серебряный мех зверей;
Чтобы за пару дешевых серег и всякий шурум-бурум
Больших Медведиц звездами набить корабельный трюм.

(с) отрывок из Сельвинского
maethor_xopek
Mar. 26th, 2014 10:36 pm (UTC)
Re: и еще...
Ооо. На Киплинга похоже. А это что, поэма?
kairwendis
Mar. 27th, 2014 06:09 pm (UTC)
Re: и еще...
Поэма "Умка - белый медведь", и кстати полный текст даже и не читала, но это вступление - прекрасно!
maethor_xopek
Mar. 26th, 2014 09:35 pm (UTC)
Это невероятно сложно выбрать

Так можно много) Больше стихов богу стихов!
lionkingst91
Mar. 27th, 2014 04:13 am (UTC)
А как же твоё любимое
"зарой меня под абрикосом
я буду плакать и просить
не зарывай меня не надо
и ты тогда не зарывай"?
kairwendis
Mar. 27th, 2014 06:17 pm (UTC)
Это Риммкино любимое!
Я больше люблю что-то типа:

Торчки из сто шестой квартиры
Продали все свое добро,
Но не смогли остановиться
И перешли к продаже зла.


олег не справился с сюжетом
не смог придумать как всем жить
поэтому в его рассказе
все быстро умерли во сне



Ну и раз такое дело:

а сколько шпаг у нас четыре
а бёдер семь а пальцев сто
давайте с самого начала
мы кто


аркадий женщин привлекает
то как изба горит огнём
то вдруг поскачет длинногривым
конём


пришел бетховену по почте
какой то странный коробок
с письмом дарю тебе нужнее
ван гог


а если б я была царица
то я б для батюшки царя
царь не дослушал и женился
а зря


войди в мой дом порой осенней
развей тоску создай семью
куда ж ты в обуви то прёшься
убью
re_miel
Mar. 26th, 2014 10:02 pm (UTC)
Зачем ты борешься с этим желанием? :)
maethor_xopek
Mar. 26th, 2014 10:32 pm (UTC)
По некоторым причинам.

Лучше стихов покидай!
re_miel
Mar. 27th, 2014 11:13 am (UTC)
Раз:

“Отправляясь на Итаку, молись, чтобы путь был длинным,
полным открытий, радости, приключений.
Не страшись ни циклопов, ни лестригонов,
не бойся разгневанного Посейдона.
Помни: ты не столкнешься с ними,
покуда душой ты бодр и возвышен мыслью,
покуда возвышенное волненье
владеет тобой и питает сердце.
Ни циклопы, ни лестригоны,
ни разгневанный Посейдон не в силах
остановить тебя – если только
у тебя самого в душе они не гнездятся,
если твоя душа не вынудит их возникнуть.
Молись, чтоб путь оказался длинным,
с множеством летних дней, когда,
трепеща от счастья и предвкушенья,
на рассвете ты будешь вплывать впервые
в незнакомые гавани. Медли на Финикийских
базарах, толкайся в лавчонках, щупай
ткани, янтарь, перламутр, кораллы,
вещицы, сделанные из эбена,
скупай благовонья и притиранья,
притиранья и благовония всех сортов;
странствуй по городам Египта,
учись, все время учись у тех, кто обладает знаньем.
Постоянно помни про Итаку – ибо это
цель твоего путешествия. Не старайся
сократить его. Лучше наоборот
дать растянуться ему на годы,
чтоб достигнуть острова в старости обогащенным
опытом странствий, не ожидая
от Итаки никаких чудес.
Итака тебя привела в движенье.
Не будь ее, ты б не пустился в путь.
Больше она дать ничего не может.
Даже крайне убогой ты Итакой не обманут.
Умудренный опытом, всякое повидавший,
ты легко догадаешься, что Итака эта значит.”
re_miel
Mar. 27th, 2014 11:13 am (UTC)

Два:

“...Know then thyself, presume not God to scan
The proper study of Mankind is Man.
Placed on this isthmus of a middle state,
A Being darkly wise, and rudely great:
With too much knowledge for the Sceptic side,
With too much weakness for the Stoic's pride,
He hangs between; in doubt to act, or rest;
In doubt to deem himself a God, or Beast;
In doubt his mind or body to prefer;
Born but to die, and reas'ning but to err;
Alike in ignorance, his reason such,
Whether he thinks too little, or too much;
Chaos of Thought and Passion, all confus'd;
Still by himself, abus'd or disabus'd;
Created half to rise and half to fall;
Great Lord of all things, yet a prey to all,
Sole judge of truth, in endless error hurl'd;
The glory, jest and riddle of the world.

Go, wondrous creature! mount where science guides,
Go, measure earth, weigh air, and state the tides;
Instruct the planets in what orbs to run,
Correct old time, and regulate the sun;
Go, soar with Plato to th’ empyreal sphere,
To the first good, first perfect, and first fair;
Or tread the mazy round his followers trod,
And quitting sense call imitating God;
As Eastern priests in giddy circles run,
And turn their heads to imitate the sun.
Go, teach Eternal Wisdom how to rule—
Then drop into thyself, and be a fool!”
re_miel
Mar. 27th, 2014 11:14 am (UTC)
Три:

" Слышишь ли, слышишь ли ты в роще детское пение,
над сумеречными деревьями звенящие, звенящие голоса,
в сумеречном воздухе пропадающие, затихающие постепенно,
в сумеречном воздухе исчезающие небеса?

Блестящие нити дождя переплетаются среди деревьев
и негромко шумят, и негромко шумят в белесой траве.
Слышишь ли ты голоса, видишь ли ты волосы с красными гребнями,
маленькие ладони, поднятые к мокрой листве?

"Проплывают облака, проплывают облака и гаснут..." --
это дети поют и поют, черные ветви шумят,
голоса взлетают между листьев, между стволов неясных,
в сумеречном воздухе их не обнять, не вернуть назад.

Только мокрые листья летят на ветру, спешат из рощи,
улетают, словно слышат издали какой-то осенний зов.
"Проплывают облака..." -- это дети поют ночью, ночью,
от травы до вершин все -- биение, все -- дрожание голосов.

Проплывают облака, это жизнь проплывает, проходит,
привыкай, привыкай, это смерть мы в себе несем,
среди черных ветвей облака с голосами, с любовью...
"Проплывают облака..." -- это дети поют обо всем.

Слышишь ли, слышишь ли ты в роще детское пение,
блестящие нити дождя переплетаются, звенящие голоса,
возле узких вершин в новых сумерках на мгновение
видишь сызнова, видишь сызнова угасающие небеса?

Проплывают облака, проплывают, проплывают над рощей.
Где-то льется вода, только плакать и петь, вдоль осенних оград,
все рыдать и рыдать, и смотреть все вверх, быть ребенком ночью,
и смотреть все вверх, только плакать и петь, и не знать утрат.

Где-то льется вода, вдоль осенних оград, вдоль деревьев неясных,
в новых сумерках пенье, только плакать и петь, только листья сложить.
Что-то выше нас. Что-то выше нас проплывает и гаснет,
только плакать и петь, только плакать и петь, только жить."
elleth_angelos
Mar. 27th, 2014 04:33 am (UTC)
Моя дежурная адъютантесса, -
Принцесса Юния де-Виантро, -
Вмолнилась в комнату быстрей экспресса
И доложила мне, смеясь остро:

- Я к Вам по поводу Торквато Тассо...
В гареме - паника. Грозит бойкот...
В негодовании княжна Инстасса
И к светозарному сама идет.

Мне даже некогда пригубить жало
И взор сиреневый плеснуть в лазорь:
Бегу - мороженое из фиалок
Вам выльдить к празднику Лимонных Зорь...

И фиолетовая, как черника,
Фигурка Юнии газелит в сад.
Дверь раскрыляется, и Вероника
Уже готовится журчать доклад:

- Я к вам по поводу Торквато Тассо...
В гареме - паника. Грозит бойкот...
В негодовании княжна Инстасса
И к светозарному сама идет.

Но - ах! - мне некогда к Вам на колени,
"Кавиль раздория" среди принцесс:
Варить приходится ликер сирени
Для неисчерпываемых поэз.-

И точно ласточка в окно порхнула,
Слегка вервеною проколыхав...
Виолончелили от меццо-гула
В саду наструенные души трав...

И в этих отгулах рванулись двери, -
И изумительнейший гастроном,
Знаток изысканнейших эксцессерий,
Инстасса въехала на вороном.

- Мы, изучавшие Торквато Тассо
По повелению, по твоему, -
Все перессорились... Но я, Инстасса,
Всех оправдаю я и все пойму.

Утишу бешенство и шум базарный,
Всех жен разрозненных объединя,
Лишь ты, мечтанный мой, мой светозарный,
Впусти не в очередь к себе меня!

И.Северянин
tincas
Mar. 27th, 2014 06:30 am (UTC)
Почти весь Киплинг, Иванов, Северянин, Гумилев, Симонов...
Сейчас вот это, наверно:
Truly ye come of The Blood; slower to bless than to ban;
Little used to lie down at the bidding of any man.
Flesh of the flesh that I bred, bone of the bone that I bare;
Stark as your sons shall be -- stern as your fathers were.
Deeper than speech our love, stronger than life our tether,
But we do not fall on the neck nor kiss when we come together.
My arm is nothing weak, my strength is not gone by;
Sons, I have borne many sons, but my dugs are not dry.
Look, I have made ye a place and opened wide the doors,
That ye may talk together, your Barons and Councillors --
Wards of the Outer March, Lords of the Lower Seas,
Ay, talk to your gray mother that bore you on her knees! --
That ye may talk together, brother to brother's face --
Thus for the good of your peoples -- thus for the Pride of the Race.
Also, we will make promise. So long as The Blood endures,
I shall know that your good is mine: ye shall feel that my strength is yours:
In the day of Armageddon, at the last great fight of all,
That Our House stand together and the pillars do not fall.
Draw now the threefold knot firm on the ninefold bands,
And the Law that ye make shall be law after the rule of your lands.
This for the waxen Heath, and that for the Wattle-bloom,
This for the Maple-leaf, and that for the southern Broom.
The Law that ye make shall be law and I do not press my will,
Because ye are Sons of The Blood and call me Mother still.
Now must ye speak to your kinsmen and they must speak to you,
After the use of the English, in straight-flung words and few.
Go to your work and be strong, halting not in your ways,
Balking the end half-won for an instant dole of praise.
Stand to your work and be wise -- certain of sword and pen,
Who are neither children nor Gods, but men in a world of men!
maethor_xopek
Mar. 27th, 2014 08:50 am (UTC)
А что-нибудь, что я не читала?)

Что-нибудь конкретное из Иванова/Северянина, например.
tincas
Mar. 27th, 2014 08:56 am (UTC)
Например:
О, твердость, о, мудрость прекрасная
Родимой страны!
Какая уверенность ясная
В исходе войны!

Не стало ли небо просторнее,
Светлей облака?
Я знаю: воители горние --
За наши войска.

Идут с просветленными лицами
За родину лечь, --
Над ними -- небесные рыцари
С крылами у плеч.

И если устали, ослабли мы,
Не видим в ночи, --
Скрещаются с вражьими саблями
Бесплотных мечи.
mouglas
Mar. 27th, 2014 07:13 pm (UTC)
Больше песни люблю, но есть и стихи, правда, с трудом вспоминаются.
1)Если бы кто-то меня спросил,
Как я чую присутствие высших сил —
Дрожь в хребте, мурашки по шее,
Слабость рук, подгибанье ног, —
Я бы ответил: если страшнее,
Чем можно придумать, то это Бог.

Сюжетом не предусмотренный поворот,
Небесный тунгусский камень в твой огород,
Лед и пламень, война и смута,
Тамерлан и Наполеон,
Приказ немедленно прыгать без парашюта
С горящего самолета, — все это он.

А если среди зимы запахло весной,
Если есть парашют, а к нему еще запасной,
В огне просматривается дорога,
Во тьме прорезывается просвет, —
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Внушает надежду там, где надежды нет.

Но если ты входишь во тьму, а она бела,
Прыгнул, а у тебя отросли крыла, —
То это Бог, или ангел, его посредник,
С хурмой «Тамерлан» и тортом «Наполеон»:
Последний шанс последнего из последних,
Поскольку после последнего — сразу он.

Это то, чего не учел Иуда.
Это то, чему не учил Дада.
Чудо вступает там, где помимо чуда
Не спасет никто, ничто, никогда.

А если ты в бездну шагнул и не воспарил,
Вошел в огонь, и огонь тебя опалил,
Ринулся в чащу, а там берлога,
Шел на медведя, а их там шесть, —
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть.
(ц)Дмитрий Быков

2) Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще —
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом умо́рят —
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
несуетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.
(ц)Маяковский

3) Были святки кострами согреты,
И валились с мостов кареты,
И весь траурный город плыл
По неведомому назначенью,
По Неве иль против теченья, —
Только прочь от своих могил.
На Галерной чернела арка,
В Летнем тонко пела флюгарка,
И серебряный месяц ярко
Над серебряным веком стыл.
Оттого, что по всем дорогам,
Оттого, что ко всем порогам
Приближалась медленно тень,
Ветер рвал со стены афиши,
Дым плясал вприсядку на крыше
И кладбищем пахла сирень.
И царицей Авдотьей заклятый,
Достоевский и бесноватый
Город в свой уходил туман,
И выглядывал вновь из мрака
Старый питерщик и гуляка,
Как пред казнью бил барабан…
И всегда в духоте морозной,
Предвоенной, блудной и грозной,
Жил какой-то будущий гул…
Но тогда он был слышен глуше,
Он почти не тревожил души
И в сугробах невских тонул.
Словно в зеркале страшной ночи,
И беснуется и не хочет
Узнавать себя человек, —
А по набережной легендарной
Приближался не календарный —
Настоящий Двадцатый Век.
(ц) Ахматова

mouglas
Mar. 27th, 2014 07:13 pm (UTC)
И еще, конечно, это
4)— Папа Вильям, — сказал любопытный малыш, —
Голова твоя белого цвета,
Между тем ты всегда вверх ногами стоишь.
Как ты думаешь, правильно это?

— В ранней юности, — старец промолвил в ответ, —
Я боялся раскинуть мозгами,
Но, узнав, что мозгов в голове моей нет,
Я спокойно стою вверх ногами.

— Ты старик, — продолжал любопытный юнец. —
Этот факт я отметил вначале.
Почему ж ты так ловко проделал, отец,
Троекратное сальто-мортале?

— В ранней юности, — сыну ответил старик, —
Натирался я мазью особой,
По два шиллинга банка — один золотник.
Вот, не купишь ли банку на пробу?

— Ты немолод, — сказал любознательный сын, —
Сотню лет ты без малого прожил.
Между тем двух гусей за обедом один
Ты от клюва до лап уничтожил.

— В ранней юности мышцы своих челюстей
Я развил изучением права,
И так часто я спорил с женою своей,
Что жевать научился на славу!

— Мой отец, ты простишь ли меня, несмотря
На неловкость такого вопроса:
Как сумел удержать ты живого угря
В равновесье на кончике носа?

— Нет, довольно! — сказал возмущенный отец.
Есть границы любому терпенью.
Если новый вопрос ты задашь, наконец, —
Сосчитаешь ступень за ступенью!
(ц) Льюис Кэрролл в не помню чьем переводе
( 21 comments — Leave a comment )