September 19th, 2012

морпех

sechsundsechzig sächsische schuhzwecken (скороговорка)

На немецком пытались сыграть в ролевую игру "у вас завтра экзамен и вы пытаетесь распределить вопросы, которых больше, чем вас" (экзамена завтра, конечно, нет, но вот на выбранные темы придется делать сообщение).
- Но поскольку я не сомневаюсь в том, что вы можете самоорганизоваться, - сказал препод, - вам придется выступать в каком-то определенном амплуа. Амплуа были такие - хозяин положения, генератор идей, староста, агнец божий (Lamm Gottes, sic!), грешник, одиночка и Локи (там было забористое немецкое словцо, но мы сошлись на том, что это именно он, который "приходит и всё портит").

Правда, толерастия всё равно победила, поскольку мы ни в зуб копытом по-немецки и, соответственно, не могли нормально поспорить, от чего все резко стали божиими агнцами.
Всё свелось к тому, что лишние вопросы мы распределили по жребию. Наша группа вообще чо-та много всего решает с помощью жребия. Со вчерашнего вечера меня преследует ощущение, что я каким-то образом живу в Средневековье.
ice

пост о том, что я ненавижу

А то случился прецедент, и я осознала, что и правда до этого я ничего такого никому не говорила. Почти что прецедентное право, опять я чувствую себя в Средневековье.
А дело, собственно, в том, что я не выношу, когда в обращении ко мне используют слово "детка" или производные. Единственный раз, когда я от этого не взбесилась, был, когда ко мне так обратилась Л. Бочарова. Не взбесилась я потому, что во-первых, что с неё возьмёшь, а во-вторых, она понятия не имеет, как меня зовут. Но поскольку моя флента, кажется, знает, как меня зовут (если вдруг забыли - можно всегда свериться с надписью слева вверху, где главная аватарка), эта проблема не должна возникать.
Обратиться так ко мне можно чтобы как минимум сильно меня взбесить, а как максимум - сильно уронить моё отношение к себе. Больше ни для чего.